Фридайвинг Наталья Молчанова

Разные пути ведут к фридайвингу. Йогам любопытны дыхательные практики. Охотников прошибает на жалость. У пловцов законный интерес. И есть люди, передвигающиеся по воде с напряжением и мукой, а под – грациозно и с трепетом. Как и в любом другом виде спорта, во фридайвинге есть любители, для которых важен процесс, и в их рассказах – бездна, блики и магические картинки. И есть профессионалы...

Фридайвинг Наталья Молчанова

Родители: Черепанов Вадим Вячеславович, инженер связи, Черепанова Валентина Яковлевна, врач, хирург.
Сестра: Рина, инженер.
1962 – родилась в Уфе.
63-66 – не помню.
67-68 – смутно: бархатное бардовое платье, фигурные коньки.
69-79 – старательная ученица и пловчиха.
79-83 – вылет из гнезда и перелет в Волгоград. Учеба во ВГИФКе.
83 – приземлилась и вышла замуж.
85 – дочка Оксана.
87 – сын Алеша.
88-2002 – обучение плаванию детей, а также их родителей. Параллельно роль неугомонной мамаши: отведение своих детей в бассейн, шахматную школу, гимназию, на таэквондо, на художественную гимнастику, в музыкальную школу. Бедные дети. Выезды счастливым семейством на Черное море и ныряние.
98 – попала под смену поколений жен.
98-2000 – депрессняк.
2001 – чтение журнала со статьей Юлии Петрик.
2002, апрель – звонок Юлии Петрик.
2002, март – заразилась фридайвингом.
2003 – О, Москва!
Здесь и работаю в РГУФКе. Оксана учится в МАРХИ на архитектурном факультете, Алеша в МГТУ на ф. информационных технологий.
2004 – установила 1 рекорд мира, 3 рекорда Европы. Видеоклип "Погружение".
2005 – Выиграла чемпионат мира в 4-х дисциплинах, установила 9 рекордов мира. Видеоклип "Полет", фильм "Чемпионат мира 2005".
2006 – Выиграла чемпионат мира в командном зачете, установила 4 рекорда мира. Фильм "Грани фридайвинга".
2007 – Выиграла чемпионат мира в 3-х дисциплинах, установила 3 рекорда мира. Видеоклипы: "Танцы под музыку души", "Фридайвинг по-русски", "Иллюзии".
2008 – Выиграла чемпионат мира в командном зачете, установила 5 рекордов мира. Видеоклип "Глубина". Учебно-методическое пособие "Основы Фридайвинга".
2009 – Выиграла чемпионат мира в 5-и дисциплинах, установила 5 рекордов мира. Учебно-методический фильм "Техника ныряния во фридайвинге".
2010
– Установила 2 мировых рекорда. Фильм "Фридайверские зарисовки". Защита кандитаской диссертации.

Размышление о фридайвинге

Малыши, которых взрослые не успели напугать тем, что нырять опасно, обожают фридайвинг. Они ныряют не глубоко, но прекрасно понимают суть фридайвинга – нырять не по делам (как охотники, например), а просто так. « Зачем ты ныряешь?» - спросите. « Здорово» - ответят.

Потому что фридайвинг – это ныряние за ощущениями. За эйфорией от парения в пространстве. За восхитительными мгновениями упоения красотой подводного мира, когда видишь его чистыми глазами ребенка внутри себя и он становится сказочным и сердце озаряется улыбкой. За наслаждением уединением, когда внутренний покой растворяет суету мыслей. За радостью, когда для счастья, оказывается, нужно только вдохнуть, и с особой остротой ощущаешь вкус к жизни.

Разные пути ведут к фридайвингу. Йогам любопытны дыхательные практики. Охотников прошибает на жалость. У пловцов законный интерес. И есть люди, передвигающиеся по воде с напряжением и мукой, а под – грациозно и с трепетом.

Как и в любом другом виде спорта, во фридайвинге есть любители, для которых важен процесс, и в их рассказах – бездна, блики и магические картинки. И есть профессионалы, направленные на результат и магические метры.

Метры впечатляют: в категории «no limits» (погружение на следе и всплытие на шаре) мировой рекорд -171м. у Льюика Леферма. Интересно, что Льюик не снимает зажим с носа и не заполняет пазухи водой, как Феррейра, а честно продувается. На мой вопрос: «Как же это?» он по-простецки ответил: «Если вы продуватесь на 3-х метрах, то продуетесь на 103-х». Наверное, знает, что говорит. Еще бы научиться продуваться на 73-х, 83-х, 93-х, а уж дальше разберемся.

Еще более фантастическим кажется рекорд Мартина Степанека – 103м. в дисциплине «constant weight». Никаких катаний не предусмотрено. Спасибо, моноласту дали – греби.

И уж совсем невероятным является рекорд Степанека в нырянии без ласт – 80м.! Но он очевиден! Как же сие возможно? Ведь физиологи в 60-х годах прошлого века собрались, посчитали и объявили: на глубине 50 м. у человека произойдет разрушение грудной клетки. Но итальянец Энцо Майорка по – научному не понимал и в 1962 г. нырнул на 51м. Француз Жак Майоль ответил. Завязалась дуэль. Точку поставил Майоль – 100м. в 1976г. Ученые поморгали и, чтобы не потерять лица, начали исследования.

И выяснили, что при уменьшении объема воздуха в легких под влиянием повышающегося гидростатического давления при нырянии происходит компенсаторное перемещение крови с периферии в сосудистую сеть легких. А еще обнаружили явление брадикардии при погружении (у Майоля до 28 ударов в минуту на глубине 80м), ведущее к экономизации сердечной деятельности. А также происходит выход депонированной крови и, следовательно, увеличивается ее кислородная емкость.

То есть организм оказывается высококлассным тактиком. При прекращении поступления кислорода он уменьшает его потребление тканями, при этом перераспределяя ресурсы и вводя резервы. И тут чрезвычайно важной становится стратегия нырялки. Потому что с повышением гидростатического давления увеличивается парциальное давление кислорода, и на большой глубине мы не ощущаем беспокойства. А вот на всплытии все наоборот. И поэтому для фридайвера самые опасные последние 10м. подъема, когда падение парциального давления кислорода в 2 раза может вызвать состояние острой гипоксии. И если Вы стратег так себе, а удивить охота, то недалеко до блекаута (потеря сознания). А это вообще-то не наша цель. Нашим людям такие состояния не нужны и даже вредны. Хочется воскликнуть: «Фридайверы, будьте бдительны! Не превышайте свои физиологические возможности! Будьте взаимно вежливы, не провоцируйте на подвиги друзей и посторонних лиц!»

Но хватит о грустном. Лучше о хорошем. Ученые любопытны, как дети. И так же любят экспериментировать. И в своих экспериментах на бедных крысах они установили, что предварительно адаптированные к гипоксии зверюшки (дыша обедненной кислородом газовой смесью), становятся более устойчивыми к стрессовым воздействиям окружающей среды. Легче переносят жару и холод, и меньше подвержены инфекционным заболеваниям по сравнению с контрольной группой. Но это еще не все! Они быстрее адаптируются к физическим нагрузкам.

Мы, конечно, сложнее организованы. Поэтому то, что касается крыс, нас не касается. И все-таки есть почва для разговора. О несомненной пользе плавания с комфортной (только!) задержкой дыхания. Об открытии в своем организме резервов (неужели я могу?). О мышечной радости, когда тело ликует.

Ведь фридайвинг – это подводный танец под музыку души.

Метод деконцентрации в психической подготовке фридайвера

Фридайвинг является экстремальным видом спорта и поэтому важно прогнозировать вероятность успешного погружения в глубину. Спортсмену необходимо рассчитывать свои силы для своевременного разворота к подъему на поверхность; учитывать различные обстоятельства (течение, термоклин, акулы, пингвины и т.д.); и активно приспосабливаться к изменяющимся требованиям ситуации (при подготовке к заныриванию в условиях высоких волн на море отдайте трубку товарищу – пусть он захлебывается, а сами дышите в вертикальном положении…).

При нырянии в глубину с задержкой дыхания у фридайвера возникает целый комплекс различных физиологических и психологических реакций, взаимосвязанных между собой. Физиологический стресс, возникающий с объективным изменением метаболических процессов при нырянии и ощущением пустых легких вследствие уменьшения их объема на глубине, может привести к состоянию паники и потере контроля над ситуацией. Был случай, когда достаточно коодинированный молодой человек забыл на глубине 30 метров, куда же должны двигаться ноги с этими дурацкими ластами и пришлось к нему нырять и показывать направление.

Цель психической подготовки состоит в опережающей, ускоренной адаптации к будущим изменениям окружающей среды (повышение гидростатического давления) и внутренней среды организма (развитие гипоксического и гиперкапнического состояния), которые требуют замедления обменных процессов в организме. Следовательно, и состояние перед нырянием должно быть с низким уровнем психофизиологического тонуса. В идеале это состояние анабиоза – мечта космонавтов, когда организм в таком ступоре, что уже и не смеет требовать хоть какой энергии. Но для ныряния все-таки надо шевелиться, а значит производить энергию и потреблять. Фокус в том, чтобы снизить до минимума потребление.

Психоэмоциональный стресс, связанный с ощущением опасности, можно регулировать путем изменения собственной позиции и интерпретации условий погружения. Вместо намерения достичь определенной глубины лучше всегда ориентироваться на текущее состояние организма - происходит ли выравнивание давления, достаточно ли расслабленны движения для предотвращения преждевременного закисления, и при возникновении дискомфортных ощущений вовремя разворачиваться для всплытия. Великолепный пример – Мартин Степанек: заказал на Кипре 103 метра и на 98 развернулся. Любовь к себе, родному, важнее рекордов.

При этом сила или слабость нервных процессов, их уравновешенность и подвижность, индивидуальная устойчивость к стрессу или тревожность, являются факторами, которые вносят свой вклад в уровень функционального состояния. Фридайверы с сильной нервной системой склонны к игнорированию сокращений диафрагмы, которые являются сигналом чрезмерного напряжения углекислого газа и низкого напряжения кислорода в крови. «Ха! Диафрагма дергается? А у меня есть воля. К победе!» Такой героизм приводит к блекауту – потере сознания.

У людей с преобладанием процессов возбуждения над процессами торможения действия протекают на фоне вегетативных изменений по симпатическому варианту, тогда как ныряние в глубину приводит к возрастанию тонуса парасимпатической нервной системы (явления брадикардии), и им особенно важно снизить уровень психического напряжения перед погружением. Установка – успокойся – не работает. «Мне говорят: успокойся, значит видят, что я волнуюсь. Надо мне успокоиться. Как же мне успокоиться?» Процесс пошел.

Способность к направленной регуляции вегетативных функций невозможна в обычных состояниях сознания, но можно научиться достигать состояния оперативного покоя перед нырянием в глубину. При этом наблюдается выраженное торможение двигательной зоны коры больших полушарий и повышенная возбудимость сенсорных участков коры. Во время ныряния зона повышенной активации перемещается по коре больших полушарий и область наиболее мошной импульсации создается в двигательном центре. Поэтому не стоит ожидать от себя озарений в области науки и искусства именно в это время.

Успешность глубокого погружения напрямую зависит от умения входить в особое состояние сознания непосредственно за 10 минут до старта. Несомненно, у каждого продвинутого фридайвера есть свой метод, в этой статье я делюсь лишь своим опытом. Одним из способов достижения состояния оперативного покоя является деконцентрация внимания (ДКВ).

Техника деконцентрации разрабатывалась Олегом Бахтияровым (Киев) как начальное звено психотехнологии управления психическим состоянием.

ДКВ - процесс равномерного распределения внимания по всему полю восприятия, и противоположный концентрации внимания - выделению фигуры из окружающей среды. Вместо визуальной фигуры из общего фона может быть выделен в качестве единственного содержания сознания звуковой или тактильный стимул.
Как спонтанный и непроизвольный процесс ДКВ встречается редко. Однонаправленная эволюция цивилизации происходит в сторону все большей дифференциации и специализации. Для современного общества характерны задачи, связанные с концентрацией внимания, в частности - компьютеризация. ДКВ - это своего рода контрпроцесс. Стойкие деконцентративные состояния в определенных условиях возникают при воздействии хронических экстремальных факторов. Кстати, часто быстро улавливают суть охотники и бойцы всяких разных стилей. Они понимают, о чем речь.

Состояния, близкие к ДКВ, провоцируются попыткой распределить внимание по периферии поля зрения, т.е. сосредоточить внимание одновременно вверху, внизу, справа и слева. Для того, чтобы зона внимания распространилась на всю периферию требуется волевое усилие, так как в зрительной коре головного мозга значительно расширено представительство центральной ямки сетчатки, ответственной за детальное, «поточечное», описание изображения, при относительном сжатии проекции периферического поля зрения.
Возможно проецирование всех визуальных восприятий на плоский прозрачный экран перед собой и сосредоточение только на поверхности этого экрана. Амплитуда спонтанных движений глазных яблок при этом резко уменьшается. Внимание и взор привязываются не к отдельным элементам, а к фрагментам поля зрения, и можно наблюдать характерный феномен плоскостной ДКВ, который служит внешним признаком правильности выполнения приема: при поворотах головы глаза не «цепляются» за отдельные предметы и сохраняют неподвижное положение относительно головы. Заинтересовавшимся, конечно, лучше прочитать объяснения самого автора, хотя ввиду сложности темы я использую его определения.

При выполнении ДКВ возникает специфическое переживание, напоминающее медитативные состояния сознания, но без выключения из действительности. Именно такое состояние перед нырянием наиболее предпочительно: минимальный расход энергетических ресурсов и сохранение контроля за происходящими событиями, которые воспринимаются без каких-либо эмоциональных реакций или оценок, что особенно важно, так как эмоциональные реакции идут с поглощением большого количества кислорода. К тому же эмоциональная оценка критической ситуации на глубине может затормозить принятие решений и привести к паническим действиям. Еще один случай, когда другой молодой человек завис на 85 метрах на 30 секунд, ожидая, когда след двинется наверх, хотя мог плюнуть на этот идиотский след и всплывать. Правда, тогда бы след его сбил при разгоне. А так удалось прокатиться.

Начальная стадия медитации связана с большей дезактивацией левого полушария, чем правого, что предположительно связано с тем, что медитация «выключает» вербальные, логические мыслительные функции и чувство времени, присущие левому полушарию, а взамен начинает доминировать правое полушарие, ответственное за целостное восприятие окружающего. Возможно, здесь кроется объяснение нередких фактов «провала во времени» при плавании с задержкой дыхания, когда при ясном сознании и восприятии пространства время исчезает и у ныряльщика остается ощущение мгновенного перемещения.
При «пустом» сознании, или «остановке внутреннего диалога», возникающим при ДКВ, легче осуществляется интеграция нейронной активности различных участков коры больших полушарий и подкорковых структур с целью наилучшего восприятия значимого сигнала. Это позволяет быстрее реагировать на изменения ситуации при нырянии и адекватно реагировать. Размышляя об обещанном дефолте скорее всего Вы тупо уставитесь на акулу: ну сколько можно пугать?

При погружении происходит переход в различные формы физиологической активности: достаточно напряженная работа первые 15 метров в связи с большой положительной плавучестью; затем постепенное снижение мощности работы и с 30-40 метров свободное падение без выраженной мышечной активности; а после разворота интенсивные гребки для преодоления отрицательной плавучести; с 30 метров уменьшение интенсивности; и последние 15 метров всплытие без движений. При этом свободное падение вниз сопровождается отрешенностью и тотальным расслаблением, которое необходимо для эффективного выравнивания давления.

Однако подъем с большой глубины предъявляет несколько иные требования к функциональному состоянию организма. Для преодоления отрицательной плавучести, с одной стороны, движения должны быть достаточно мощными, и, с другой стороны, достаточно расслабленными для минимизации потребления кислорода из-за его дефицита.

В связи с этим в момент разворота следует ввести в качестве элемента поля восприятия третье пространственное измерение – глубину, то есть расстояние между собой и каждым из попавших в поле зрения объектов. Попадаются только вода и трос. Но можно ощутить толщину слоя воды над головой и под ногами, перед собой и сзади, и свое положение в пространстве по отношению к поверхности и дну моря (как бы не загрустить в этот момент). Плоскостная ДКВ обращается в объемную, при которой наблюдается скачкообразное повышение психофизиологического тонуса и возникает переживание интенсивного включения в окружающую среду.

При подъеме из глубины важно активно сканировать свое состояние, «собираться», так как иногда при всплытии вследствие стремительного падения напряжения кислорода в крови и развития острой гипоксии фридайвер «засыпает» - теряет сознание без каких-либо предварительных дискомфортных ощущений. Это возможно при врожденной или приобретенной благодаря адаптации к гипоксическим тренировкам низкой чувствительности к высокому содержанию углекислого газа в крови.

Одним из главных условий осознания стимула является его интенсивность. Сильный раздражитель (в данном случае гиперкапния) всегда проникает в сознание. Но у людей с высоким порогом активации хеморецепторов, посылающих импульсацию в дыхательный центр, сигнал о возобновлении дыхания остается неосознанным.

В этом случае при необходимости выявления слабых и скрытых признаков весьма результативной является соматическая ДКВ с распределением внимания по всему объему тела и позволяющая тонко улавливать любые колебания соматического фона.

ДКВ по слуховому полю восприятия в воде не столь эффективна, но при подготовке к нырянию она позволяет не выделять узконаправленным лучом внимания голос судьи на соревнованиях, отсчитывающий секунды, и спокойно дышать без раздражения.

Совмещение аудио -ДКВ, визуальной и соматической деконцентрации приводит к интеграции сигналов в коре головного мозга. Межсенсорное взаимодействие на корковом уровне создает условия для формирования «картины мира» и координации поведения организма.

Таким образом, происходит гармоничное взаимодействие ныряльщика с внешней средой и улавливаются малейшие колебания внутренней среды организма, а процессы принятия решений и исполнения осознаются минимально и протекают с незначительным контролем со стороны разума в темпе требований ситуации.

Блэкаут: причина возникновения и факторы провокации

Причина потери сознания при нырянии с задержкой дыхания.
Основная проблема фридайвинга - потеря сознания без остановки сердечной деятельности в результате срыва адаптационно-компенсаторных способностей мозга на фоне неадекватной его резервным возможностям нагрузке.
Потеря сознания возникает вследствие острого кислородного голодания головного мозга, (т.к. гипоксия угнетает состояние нервных цент­ров)во время выполнения статической задержки дыхания или ныряния в длину или в глубину, когда парциальное давление кислорода в легких падает ниже критического уровня.
Это происходит из-за сочетания высокого уровня метаболической активности клеток головного мозга, низких запасов кислорода и небольшого резерва высокоэнергетических фосфатов.
Тогда как мышцы содержат миоглобин, присоединяющий кислород в 6 раз быстрее гемоглобина. А при необходимости мышцы используют распад органических веществ в бескислородных условиях для восстановления высокофосфатных соединений, расщепление которых происходит с выделением энергии, столь желанной для всех клеток.
Поэтому головной мозг, не виноватый в такой дискриминации и не содержащий нейроглобина, отключается от обслуживания неразумного тела, которое бодро рвётся в подводные дали. Мозг сокращает метаболическую деятельность фридайвера для того, чтобы хоть какие-то остатки кислорода достались ему.
Задача фридайвера состоит в тщательном сканировании изменений в организме, т.к. субъективные признаки приближающегося состояния острой гипоксии не вполне различимы, быстротечны и различны.
Могут отмечаться:
- непроизвольные сокращения диафрагмы;
- онемение в пальцах рук;
- закрепощение в мышцах;
- чувство «оглушения»;
- туннельное зрение.
Высококвалифицированные фридайверы могут длительное время игнорировать непроизвольные сокращения диафрагмы, направленные на попытку сделать вдох, пока они не начинают повторяться все чаще и чаще. Начинающим необходимо всплывать при их начале. Некоторые фридайверы не испытывают диафрагмальных сокращений перед потерей сознания.
При потере сознания рефлекторно происходит ларингоспазм и вода не попадает в легкие. Важно быстро оказать помощь фридайверу, т.к. через некоторое время голосовые связки могут расслабиться и вода проникнет в легкие. Изменения функций организма на начальных стадиях острой гипоксии носят обратимый характер. Но после возвращения сознания пострадавший обычно не помнит, как ему страхующие оказывали помощь.
В зависимости отуровня острой гипоксии состояния можно разделить на 4 степени:
1.У фридайвера наблюдаются синие губы и бледное лицо, взгляд сфокусирован.На этой стадии организм достаточно легко справляется с гипоксией за счет включения ряда компенсаторных механизмов.
2.Развиваются отчетливые изменения в деятельности центральной нервной системы, критическое мышление резко ухуд­шено: теряется способность к реальной оценке состояния и воз­никает стремление к выполнению намеченной цели. Взгляд расфокусирован, что свидетельствует о близком пределе возможностей.
3.Наступает резкое нарушение функций центральной нервной системы, появляются гипоксемические судороги (неконтролируемые мышечные сокращения), которые могут охватывать мелкие группы мышц, как правило, мимические мышцы лица; или крупные группы мышц (так называемая «самба», классифицируется какLMC – потеря моторного контроля). Чаще начинают непроизвольно сокращаться мышцы шеи, плечевого пояса, реже мышцы рук или ног.
4.Уфридайверанаблюдаютсяпотеря сознания без остановки сердечной деятельности и остановка дыхания (так называемый блэкаут).
В этих состояниях фридайверы нуждаются в контроле со стороны страхующих.
1. Наличие цели.
При наличии цели в виде результата в метрах или в минутах фридайвер не способен объективно отслеживать изменения состояния организма, которые возникают во время ныряния в длину или в статике. Высокие волевые качества фридайвера позволяют ему игнорировать позывы на вдох и терпеть до последнего.
Яркий пример – Вадим Болденков на Чемпионате мира в Мариборе, очень мощно и с огромной волей стремящийся к стенке.
Меры безопасности: во время ныряния следует внимательно контролировать субъективное ощущение дыхательного дискомфорта и принимать решение всплывать, ориентируясь только на внутреннее состояние, а не на внешние параметры в виде метров или секунд. Организм не знает пространства или времени, ему глубоко неинтересны желания личности сделать крутой результат и его резервы могут исчерпаться на отметке 99 метров или 1 мин 58 сек.
2. Врожденная или приобретенная низкая чувствительность к гиперкапнии.
Во время статики или ныряния в длину по мере развития гипоксии и гиперкапнии происходит раздражение клеток дыхательного центра и фридайвер испытывает желание сделать вдох.
В редких случаях существует индивидуальная врожденная низкая чувствительность нервных клеток дыхательного центра к действию углекислого газа.
При повышении тренированности также происходит увеличение порогов гиперкапнических реакций за счет адаптивных изменений в дыхательном центре и терпеть дискомфортные состояния становится все легче и легче. Фридайверы могут незаметно для себя заснуть в результате развития запредельного торможения в центральной нервной системе.
В рассказах одно недоумение: я плыл, плыл, или я лежал, лежал, было все так чудесно и как это? Вот такое искреннее непонимание было в глазах у Жени.
Меры безопасности: в случае врожденной низкой чувствительности дыхательного центра к действию углекислого газа следует нырять только на дистанции, предварительно назначенные, не более 50% от возможной в условиях страховки, и без ориентации на субъективное ощущение дыхательного дискомфорта. Тренированные фридайверы обычно со стажем занятий набираются пугливости и представляют из себя особую опасность во время соревнований, когда страховка придает им храбрости.
3. Эмоциональное состояние.
Чрезмерное эмоциональное возбуждение, охватившее фридайвера по каким-либо причинам (выигрыш в лотерею), или состояние апатии, вызванное нерадостными событиями и сопровождаемое нерадостными мыслями, не способствуют нужному спокойному настрою перед нырянием.
Высокий уровень тревожности также усиливает стресс во время соревнований у очень серьезных фридайверов. И тогда потеря сознания возможна на дистанциях, ранее преодолеваемых.
Сильную самбу показал Игорь, получивший неожиданное известие от родных и все-таки решивший идти в глубину.
Меры безопасности: не следует нырять на дистанцию, близкую к предельной, если переживания навязчиво переживаются. В этой ситуации легкая гипоксическая работа поможет взглянуть на проблему под другим углом.
4. Гипервентиляция.
Гипервентиляция легких может быть определена как альвеолярная вентиляция, превышающая ту, которая необходима для выведения углекислого газа метаболизмом. При гипервентиляции происходит не только глубокое, но и частое дыхание (более 10-12 глубоких вдохов-выдохов в минуту). После нее обычно ощущается легкое головокружение, покалывание в пальцах рук.
Гипервентиляция способствует выведению углекислого газа из организма и благодаря этому возбуждение дыхательного центра наступает позже и даже при падении содержания кислорода в крови ниже критического уровня не возникает желания сделать вдох.Происходит это из-за того, что хеморецепторы (рецепторы, реагирующие на изменение химического состава крови) гораздо более чувствительны к изменениям парциального давления углекислого газа, чем к изменениям парциального давления кислорода. Гипервентиляция вызывает ложное ощущение благополучия и возникает риск достичь порога гипоксического блэкаута до достижения порога тревоги по углекислому газу.
К тому же удаление углекислого газа через легкие вызывает неболь­шое подщелачивание крови (увеличение рН), в результате чего­ сродство гемоглобина к кислороду увеличивается и затрудняется доставка кис­лорода клеткам организма.
Эта практика раньше часто использовалась подводными охотниками. Помнится красивый охотник Василий, делающий гипервентиляцию перед нырянием в бассейне. На робкий вопрос – уверен ли в своих действиях, ответ был: абсолютно. Благополучно потеряв сознание после 80 метров, Василий задумался.
Сейчас охотники разобрались, что основным индикатором тревоги является порог тревоги в результате гиперкапнии, и он должен оставаться активным. Есть надежда на благоразумную вентиляцию их работящих легких.
Меры безопасности: дышать глубоко и часто не рекомендуется, рекомендуется дышать медленно.
5. Снижение давления газов при всплытии.
При нырянии в глубину увеличивается риск, так как гипоксический порог и гиперкапнический порог связаны с парциальным давлением газов.
Во время погружения в воздухе легких происходит нарастание парциального давления кислорода из-за повышения гидростатического давления, несмотря на потребление кислорода тканями. Парциальное давление углекислого газа также повышается, но незначительно, т.к. концентрация его в начале работы невысока. При всплытии уменьшается парциальное давление кислорода в легких фридайвера в связи с его продолжающимся потреблением тканями и уменьшением гидростатического давления и особенно резко, в 2 раза, на последних 10 метрах.
Парциальное давление углекислого газа при всплытии падает из-за уменьшения гидростатического давления. Из-за его низкого давления не происходит раздражения клеток дыхательного центра.
Поэтому потеря сознания может происходить внезапно на последних 10 м всплытия без предварительных дискомфортных ощущений и позывов на вдох.
Часто фридайверы после всплытия на поверхность начинают вентиляцию лёгких и затем теряют сознание, т.к. в организме накопился слишком большой кислородный долг и содержание кислорода в крови продолжает снижаться, даже после нескольких дыхательных циклов. К тому же необходимо время для того, чтобы кровь, обогащенная кислородом при вдохе, достигла головного мозга, и этого времени зачастую не хватает.
Некоторые фридайверы самостоятельно приходят в сознание после блэкаута. На поверхности ларингоспазм может пройти, гиперкапнический стимул достигает интенсивности повелительного и фридайвер рефлекторно делает вдох. Он очень удивлен суетой вокруг себя и не верит никому.
Но иногда уровень гипоксии настолько высокий, что необходимо проведение искусственной вентиляции легких.
Примеров много: Герберт Ницш, Менди Рей на Чемпионате мира во Франции.
Меры безопасности: глубину следует увеличивать крайне постепенно, ориентируясь не на взятые метры, а на устойчивый контроль состояния.
6. Неправильное дыхание после всплытия.
Резкий выдох (в том числе для очистки трубки от воды), концентрация на выполнении стартового протокола или на устранении воды из маски, поверхностное дыхание – все эти действия могут привести к блэкауту, если работа была на грани возможностей.
Гильем Нери именно после резкого выдоха потерял сознание на Чемпионате мира во Франции. Наталья Авсеенко там же сконцентрировалась на выполнении стартового протокола вместо концентрации на дыхании.
Меры безопасности: на тренировках даже при нырянии на короткие дистанции необходимо контролировать дыхание при всплытии, записывая в подсознание алгоритм действий. Тогда в критическом состоянии есть вероятность автоматического правильного дыхания при смутном воспоминании о многочисленных попытках контролируемых вдохах-выдохах.
7. Упаковка.
При повышении давления в дыхательных путях во время упаковки легких дополнительным количеством воздуха повышается внутрилегочное давление и происходит перерастяжение легочной ткани. В этих условиях сдавливание сосудов легких вызывает повышение сопротивления току крови,уменьшение сердечного выброса и недостаточное снабжение головного мозга кислородом.
Прием эффективен только у фридайверов со стажем занятий более 2 лет, у которых сердце и легкие немного разобрались, чего от них хочет этот фридайвер, и научились сопротивляться повышению сопротивления.
Лотта Эриксон на соревнованиях по статике в Дахабе потеряла сознание через 10 секунд после начала попытки.
Меры безопасности: упаковку легких нельзя проводить начинающим фридайверам, а можно только продолжающим повышать свое мастерство, да и то не до максимума.
8. Переохлаждение или перегревание.
При переохлаждении или перегревании происходит повышение ути­лизации кислорода организмомна поддержание должного теплообмена. В условиях дефицита кислорода меньшая его часть остается на обеспечение деятельности головного мозга. И ранее доступные минуты и метры становятся недоступными.
Оля Сурякова на Чемпионате мира в Мариборе замерзает в 25-градусной воде и 150 м, которые раньше были показаны на Чемпионате России, теперь блэкаутные.
Меры безопасности: при замерзании необходимо прекратить ныряние и согреться под душем, под солнцем, горячими напитками. При перегревании также необходимо прекратить ныряние и охладиться под душем, в тени, холодными напитками.
9. Обезвоживание.
Обезвоживание вызывает увеличение вязкости крови, вследствие чего замедляется кровоток и снижается транспорт питательных веществ и кислорода. Также замедляется выведение продуктов обмена веществ из тканей.
Алеша Молчанов на Чемпионате мира в Шарме стартовал в 12.40 и выпил с утра только 1 стакан воды. К перегреву под египетским солнцем добавилось обезвоживание и неожиданный блэкаут.
Меры безопасности: выпивание воды по мере необходимости, лучше почаще.
10. Профиль погружения.
С увеличением глубины и, соответственно, гидростатического давления, увеличивается растворимость газов, и азот, по-видимому, может быть, вероятно, оказывает токсическое действие на организм. Алеша Молчанов может нырять на 30 м за 4 мин.20 сек., но на 101 м он нырнул за 2 мин.54 сек. Вот пример показательный, но не очень печальный, так как завершился массовым участием в спасении. Фридайвер А. красиво нырнул на 61 м и красиво вынырнул через 1 мин.58сек. Через 2 дня он же не менее прекрасно занырнул на 64 м, но настолько восхитился необыкновенным ощущением таинства мира в океане, что не очень-то поспешил домой, к землянам. Вернулся через 2мин.45сек., но с помощью верных друзей. На дополнительные 6 м ушло 47 сек., которые и стали причиной блэкаута.
Меры безопасности: чем глубже погружение, тем быстрее следует подниматься на поверхность. Не из-за испуга, а потому что. Почему, сказать сложно, лучше поверить на слово.
11. Переутомление.
Переутомление, конечно же, снижает устойчивость организма к гипоксии.Эйфория после удачной нырялки и на этом фоне - нечуткое отношение к изменению функционального состояния организма, радостное желание завтра повторить такие чудные метры может привести к неприятностям.
Или по разным причинам плохой сон, или питание так себе не позволяют полностью восстановиться. А фридайвер настроен и соответственно самочувствию не корректирует нагрузку.
Показателен блэкаут Александра на следующий день после увлекательного ныряния в каньон и недолгого сна.
Меры безопасности: не переутомляться, а если уж приспичило переутомиться, то надо отдохнуть, не забывая, что в отпуске всегда лучше переотдыхать, чем недоотдыхать.
12. Медикаменты.
Медикаменты, принимаемые для коррекции здоровья при заболеваниях (местные сосудосуживающие средства, антибиотики и др.) могут вызывать изменения в функциональном состоянии фридайвера.
Влияние задержки дыхания и, особенно, высокого давления на поведение лекарств в организмах лягушек и фридайверов не изучалось врачами. Поэтому, прописывая лекарства нормальному больному, врач не несет ответственности за их использование сумасшедшим фридайвером.
Но в кои-то веки вырвался горожанин на волю и неужели его остановит несчастная инфекция. Не остановит. Есть чудесные таблетки от всего.
Наталья Молчанова на Чемпионате мира в Шарме боролась с внешним отитом с помощью волшебных антибиотиков, но глубина 95 м и антибиотики оказались несовместимы. Задним умом все крепки.
Меры безопасности: не следует нырять на предельную глубину, приняв таблетки, порошки, капли, инъекции. Организм не поймет такого издевательства, он ведь ясно дает понять болевым синдромом, что поломался где-то, и ему необходим тайм-аут.
13. Неправильно проведенная разминка.
Если разминка перед нырянием вызывает усиление обменных процессов, то соответственно увеличивается потребление кислорода тканями, что совсем неинтересно для головного мозга, ему же меньше достанется.
Чаще ошибаются с разминкой спортсмены, которые случайно забрели на фридайвинг. Они привыкли разгонять себя до состояния куража и стараются нырнуть на разминке на дистанцию, близкую к стартовой.
Или при подготовке к статике попытка перед основной слишком большая.
Пример: Юрий Шматко на Чемпионате Москвы сделал на разминке статику легко 4.40, но затем получил блэкаут на 5.25.
Меры безопасности: разминка нужна для скорейшего приспособления к требуемой деятельности или бездеятельности в условиях задержки дыхания. Она индивидуальна, как индивидуальны все индивидуумы. Предварительная проверка влияния различных вариантов разминки на результат поможет определить оптимальный вариант.
Основной путь предотвращения блэкаута: понимание собственных возможностей и границ, пересекать которые не стоит.К сожалению, нельзя определить объективно и четко свой предел. К тому же этот предел постоянно изменяется, т.к. зависит от многих параметров (функциональное состояние, степень утомления от предыдущих нагрузок, эмоциональное состояние, способность к восстановлению и т.д.). Следовательно, изучение себя (не в зеркале, а в реакции на нагрузку), осознавание себя и смирение позволят субъективно управлять своей зоной безопасности.

Полезные наблюдения для хороших и разных фридайверов

- Деликатный фридайвер никогда не борется со своим организмом и не заставляет его испытывать ужасные муки, находясь под водой столь долго, что клетки ввергаются в шок. Он любит родной ему организм.

- Блаженный фридайвер растворяет свое сознание в таинственном океане и невыразимое блаженство охватывает его.

- Голодный фридайвер принимает пищу обычно за 3-4 часа до ныряния, легко переваривающуюся. Нелегко переваривающуюся он не принимает. Перед глубокими погружениями экономный фридайвер ничего не ест, только выпивает. Накануне он любит поесть чего-нибудь, чему радуется его тощий живот. Потому что фридайвер должен есть то, что он хочет. К сожалению, не всегда на столе есть то, что хочет фридайвер. Тогда он ест то, что есть.

- Фридайвер вообще много пьет воду, потому что он любит море и воду в нем.

- Осторожный фридайвер всегда ныряет с надежным товарищем, умеющим держаться на воде и способным оказать помощь, даже если его не просят.

- Смелый фридайвер ныряет только около буйка, чтобы надежный товарищ знал, куда смотреть.

- Унесенный течением фридайвер вызывает большой стресс у надежного товарища, поэтому товарищ возвращает фридайвера к буйку и пристегивает его страхующим лайнером к тросу.

- Дальновидный фридайвер составляет план в зависимости от задач занятия и условий погружения.

- Если условия погружения изменились, то укачанный на волнах фридайвер вносит коррективы в план.

- Утомленный фридайвер также вносит коррективы в план, если его состояние изменилось.

- Замерзший фридайвер быстро плывет к берегу.

- Психоделический фридайвер настраивается на каждое погружение, при желании используя деконцентрацию внимания. Если у фридайвера нет желания, то он все равно настраивается.

- Элегантный фридайвер надевает гидрокостюм непосредственно перед погружением. После окончания ныряния он снимает его. Иногда элегантный фридайвер любит покрасоваться в новом гидрокостюме, и тогда он перегревается.

- Аккуратный фридайвер не заправляет конец резинового пояса, желая выглядеть более элегантным. Он думает о надежном товарище, которому будет нелегко его расстегнуть при оказании помощи.

- Задумчивый фридайвер не забывает заливать воду в капюшон перед каждым погружением. Если он забыл залить воду в капюшон, то он готовится к баротравме.

- Расслабленный фридайвер проводит медленную, глубокую вентиляцию легких лежа на спине, лежа на груди с трубкой или стоя в зависимости от степени волнения на море и настроения.

- Знающий фридайвер не допускает гипервентиляции легких. Если он ее допускает и у него возникло головокружение, то фридайвер догадывается, что это не от счастья и задерживает дыхание, а затем дышит более медленно.

- Начинающий фридайвер не делает упаковку легких дополнительным количеством воздуха, потому что бережно относится к своим внутренним органам. Скоро он станет продвинутым фридайвером и начнет делать упаковку легких, заботясь о них и не делая максимальную упаковку.

- А также начинающий фридайвер не ныряет на выдохе. Он ждет, когда станет продвинутым.

- Умный фридайвер никогда не смотрит на компьютер, отсчитывая время во время статики под водой. Он полностью доверяет своим ощущениям и всплывает, когда организм об этом попросит. Если умный фридайвер видит, как глупый фридайвер становится заложником цифр и близок к потере контроля, то он вразумляет его.

- Продвинутый фридайвер не дышит через трубку перед заныриванием, потому что в ней есть мертвое пространство, которое у фридайвера уже есть и зачем ему еще.

- Начинающий фридайвер любит дышать через трубку, потому что очень любознательный, и желает видеть, что творится в пучине. Но при заныривании с трубкой никогда не оставляет ее во рту, а отдает надежному товарищу, т.к. при всплытии ему нужно будет сначала резким выдохом очистить ее от воды, что может спровоцировать блекаут, если состояние фридайвера близко к критичному.

- При заныривании безупречный фридайвер использует трос как ориентир и сначала мысленно представляет траекторию движения лицом к тросу, затем начинает ныряние рядом с тросом, не далее полуметра, лицом к нему. В случае возникновения неожиданных ситуаций (протекание маски, судороги, боль при баротравмах, головокружение, встреча с чудовищным чудовищем и др.) испуганный фридайвер берется руками за трос и поднимается, используя технику движения по тросу.

- Благоразумный фридайвер не смотрит вниз при погружении, т.к. ухудшается обтекаемость его тела и пережимаются вертебральные артерии, проходящие в дужках позвонков шейного отдела и кровоснабжающие головной мозг фридайвера.

- Сильный фридайвер начинает погружение с максимальной амплитудой и мощностью движений в среднем темпе до зоны нейтральной плавучести – 15 м., затем снижает мощность и амплитуду движений, скользит после гребков и с 25-35 м. падает в расслабленном состоянии.

- Хитрый фридайвер в этом расслабленном состоянии старается как можно меньше потреблять кислород и как можно меньше выделять углекислый газ.

- Чуткий фридайвер циклично выравнивает давление в полости среднего уха и периодически делает выдохи через нос под маску. В случае затруднений с компенсацией давления он наклоняет голову в сторону, противоположную проблемному уху для более легкого открытия евстахиевых труб.

- При невозможности выравнивания давления в случае, когда одно, или другое, или оба уха начинают капризничать, мудрый фридайвер разворачивается и всплывает на поверхность.

- При первых же сокращениях диафрагмы решительный фридайвер начинает
всплытие.

- Разворачивается погрузившийся фридайвер, взявшись рукой за трос и подтягиваясь по нему один раз, чтобы быстро преодолеть инерцию движения вниз.

- Из глубины быстрый фридайвер поднимается мощными гребками с максимальной амплитудой и в быстром темпе, затем снижает мощность, амплитуду и темп движений, все более скользит после гребков, и с 10-5 м. всплывает без движений. Но не потому что потерял сознание, а потому что использует положительную плавучесть.

- Опасливый фридайвер не смотрит вверх при подъеме. Причины у него те же, что и при спуске: ухудшается обтекаемость тела и пережимаются те самые артерии, проходящие там же и кровоснабжающие тот же головной мозг. Кроме того, боязливый фридайвер знает, что при взгляде вверх у него может возникнуть паника.

- При погружениях на 10-15 м. любопытный фридайвер любит смотреть вверх на солнце, на товарищей, потому что знает, что на глубине 10-15 м. это не опасно.

- Если у неловкого фридайвера маска заполнилась водой, то он не пытается воду удалять, хотя видел, как это делают дайверы. Он берется руками за трос и всплывает, используя технику движения по тросу.

- Щедрый фридайвер никогда не жадничает и всегда сбрасывает пояс при критическом всплытии.

- Грамотный фридайвер резко не выдыхает весь воздух после всплытия на
поверхность, а правильно начинает контролируемую вентиляцию лёгких.

- Ученый фридайвер знает, что глупо делать статику глубже 20 м.

- Трудолюбивый фридайвер отдыхает до полного восстановления родного организма между погружениями и вообще часто отдыхает, и особенно перед глубоким нырянием.

Сравнительный анализ показателей оксигенации крови фридайверов различной квалификации

Проблема резервных возможностей организма тесно связана с адаптивными изменениями функциональных резервов, происходящими под влиянием систематических тренировок. В результате активизируется способность к мобилизации резервных возможностей организма. Реализация функциональных возможностей организма спортсмена в значительной степени определяется величиной и характером тренировочных нагрузок, в результате которых формируется доминирующая морфофункциональная система.

В новом, интенсивно развивающемся виде спорта - фридайвинге - исследования только начинаются. Плавание с задержкой дыхания на максимально возможную дистанцию в длину или глубину предъявляет высокие требования ко всем системам организма фридайвера.

Степень активации биохимических процессов зависит от условий выполнения мышечной работы; в данном виде спорта - это тотальный дефицит кислорода, который определяет факторы, регулирующие тканевый метаболизм. По данным многих авторов (Н.И. Волков и др.), анаэробные реакции имеют место на начальном этапе любой мышечной деятельности. Но участие креатинфосфокиназной системы и гликолиза в условиях ныряния с задержкой дыхания не выяснено, а процессы аэробного энергообеспечения ограничены скоростью метаболических реакций в доставке кислорода тканям и невозможностью восполнения его дефицита.

На клеточном уровне в условиях достаточных количеств аденозинтрифосфорной кислоты регулятором скорости дыхательных процессов является доступность кислорода. Имеющиеся литературные данные свидетельствуют о том, что при выполнении мышечной работы максимальная скорость поступления кислорода к тканям, а следовательно, и скорость дыхательных процессов зависит от следующих факторов:

а) общих запасов миоглобина в мышцах и количества депонированного в них кислорода;

б) эффективности кровоснабжения мышц;

в) сердечной производительности;

г) кислородной емкости крови;

д) артерио-венозной разницы по кислороду.

Кислородная емкость крови зависит от общего количества гемоглобина в крови и его сродства к кислороду. Мы предположили, что этот показатель позволит проследить за изменениями, происходящими в организме спортсменов-фридайверов в результате тренировок.

На первом этапе исследований с целью изучения кислородной емкости крови мы определяли уровень насыщения артериальной крови кислородом методом пульсоксиметрии с помощью пульсокси-метра ONYX- 9500 фирмы NONIN. Всего проведено 85 измерений у 25 человек, из них 12 женщин, 13 мужчин, возраст 17-42 года, с разным уровнем квалификации - 8 начинающих фридайверов, 11 тренированных, 6 высокотренированных спортсменов, среди последних - рекордсмен мира и Европы, остальные - рекордсмены, чемпионы и призеры России по фридайвингу и подводной охоте. Сначала измеряли исходные значения уровня сатурации гемоглобина, затем - после стандартной разминки и после проныривания мально возможную дистанцию с задержкой дыхания.

При анализе полученных результатов выявилась тенденция к более выраженному снижению уровня сатурации после проныривания на предельное расстояние у высокотренированных фридайверов (61-78 %) по сравнению с низкотренированными (89-95 %). По-видимому, у первых происходит совершенствование внутриклеточных окислительных процессов - увеличение количества миоглобина и активности ферментативных систем в борьбе организма с гипоксемией и гиперкапнией, что позволяет сохранять высокую работоспособность организма даже при значительном снижении насыщения артериальной крови кислородом. Что же касается низкотренированных спортсменов с небольшой по времени задержкой дыхания и незначительным снижением уровня оксигенации крови в момент прекращения работы, то это может свидетельствовать о недостаточности компенсаторных механизмов или недостаточной активности поглощения кислорода.

У высокотренированных фридайверов включение компенсаторных реакций в борьбу организма за кислород происходит не постепенно, по мере нарастания кислородного дефицита, а только с определенного уровня гипоксемии. По Е.А. Бернштейну, развитие гипокси-ческой гипоксии можно представить как процесс, состоящий из двух фаз: «ареактивной» и «реактивной» гипоксемии. Основным фактором, определяющим ареактивность первой фазы, очевидно, является способность оксигемо-глобина поддерживать напряжение кислорода в крови на высоком уровне даже в условиях значительной гипоксичес-кой гипоксии и таким образом ограничивать падение тканевого напряжения кислорода. Вторая фаза, по-видимому, начинается, когда возможности оксиге-моглобина не могут сдерживать дальнейшее понижение тканевого напряжения кислорода. В результате нарушается снабжение тканей кислородом и возникает стимул к мобилизации функциональных резервов.

Оксигемоглобин может приобретать доминирующую роль и в значительной мере определять напряжение кислорода в тканях путем изменения доставки кислорода тканям в результате смещения кривой диссоциации. Видимо, этим можно объяснить минимальные сдвиги в насыщении артериальной крови кислородом на дистанциях 50, 75 и 100 м у высокотренированных фридайверов (у рекордсмена мира М. - 100, 96 и 90 % соответственно) и быстрое снижение окси-генации крови на дистанции 125 м (71 %), когда происходит сдвиг рН крови в кислую сторону вследствие накопления молочной кислоты и углекислого газа (см. рис. 1). В результате сродство оксигемоглобина к кислороду уменьшается, что облегчает отдачу его в ткани.

Еще одна интересная тенденция отмечена нами у высокотренированных фридайверов. При выполнении теста -проплывание 50 м с задержкой дыхания - у них отмечалось повышение исходных величин оксигенации крови (с 98 до 100 %). Объяснить это можно погрешностью прибора, хотя данный факт фиксировался 6 раз. Однако можно предположить явление быстрой мобилизации резервных механизмов компенсации кислородной недостаточности: выход депонированной крови в кровеносные сосуды (в том числе, по данным В.Л. Карпмана, задействуется базальный резервный объем крови в сердце), а также выход определенного количества плазмы из сосудистого русла вследствие увеличения артериального давления и осмотического давления в мышечной ткани. Вероятно, происходит увеличение гемоконцентрации крови.

Мы подсчитали «стоимость» оксигенации крови одного метра проплывания под водой (разница между исходным уровнем сатурации и после окончания работы, поделенная на количество метров) и обнаружили тенденцию к ее снижению с увеличением тренированности. Исключение составляет группа малоквалифицированных фридайверов, у которых снижение напряжения кислорода было небольшим. По-видимому, в отличие от высокотренированных спортсменов, которые экономно расходуют энергетические ресурсы, низкотренированные быстро отказываются от работы при высоком уровне оксигенации крови вследствие высокой скорости накопления продуктов анаэробного обмена.

Интересными оказались показатели уровня сатурации после окончания работы и первого вдоха. У 10 спортсменов продолжалось снижение насыщения крови кислородом. Причем чем выше была квалификация, тем больше было снижение (на 2-5 % у среднеподготовленных, на 7-10 % у тренированных фридайверов. Наибольшие сдвиги произошли после задержки дыхания на полном выдохе в статическом апное у М.А., чемпиона России по фридайвингу - на 11 %, и у М.Н., рекордсменки мира - на 20 % (см. рис. 2). Возможное объяснение этого факта - замедление скорости кровотока вследствие увеличения вязкости крови (повышение гематокрита) и уменьшения частоты сердечных сокращений. Кроме того, возможно перераспределение кровотока с периферии в сторону органов, наиболее важных в данный момент для обеспечения жизнедеятельности организма (головной мозг и сердце). Таким образом, для дыхательного гомеостаза на его важнейших этапах характерно не столько устойчивое постоянство, сколько широкая вариативность основных кислородных параметров. Этим путем обеспечивается функциональная «гибкость» и приспособляемость систем, принимающих участие в снабжении клеток кислородом при изменяющихся ситуациях во внутренней и внешней среде организма

Методика тренировки фридайверов

Фридайвинг внесоревновательный весьма интересен с точки зрения переключения внимания с суеты на поверхности вселенских событий на внутреннее растворение в покое воды. Расслабленное плавание гармонизирует отношения между безумной активностью мозга и засидевшимся телом, вызывая мышечную радость. Комфортная задержка дыхания мягко встряхивает организм, активизируя обменные процессы. Основная трудность заключается в освоении рациональной техники плавания, так как фридайвинг предполагает максимальную минимизацию усилий. На этапе приобщения к этому виду досуга лучше обратиться к инструктору, который Вас проинструктирует. А цель данной статьи - помочь уже продвинутым (куда, они не признаются) фридайверам в подготовке к соревнованиям в динамике-апное с ластами и без оных.

Каждый вид спорта формирует специальную морфо-функциональную гармонию. Познание закономерностей тренировки фридайвера исходит из знания требований к функциям и особенностям работы нервно-мышечного аппарата при плавании с задержкой дыхания. Энергообеспечение организма происходит в условиях быстро нарастающего дефицита кислорода, а компенсаторная активация анаэробного гликолиза (производство энергии без участия кислорода) приводит к накоплению до токсического уровня молочной кислоты. Основная проблема фридайвинга - потеря сознания в результате срыва адаптационно-компенсаторных способностей мозга на фоне неадекватной его резервным возможностям нагрузке. Это происходит вследствие сочетания высокого уровня метаболической активности клеток головного мозга, низких запасов кислорода и небольшого резерва высокоэнергетических фосфатов. Тогда как мышцы содержат миоглобин, присоединяющий кислород в 6 раз быстрее гемоглобина, а при необходимости используют органические вещества для восстановления аденозинтрифосфорной кислоты, расщепление которой происходит с выделением энергии, столь желанной для всех клеток. Поэтому головной мозг, не виноватый в такой дискриминации и не содержащий 'нейроглобина', отключается от обслуживания неразумного тела, которое бодро рвётся в подводные дали. Отсюда вытекает главная задача тренировки фридайвера - повышение устойчивости к гипоксии (пониженное содержание кислорода) прежде всего головного мозга за счёт реорганизации всех систем жизнеобеспечения посредством мобилизации ряда ранее неактивных генов.

На практике это означает, что предпочтение отдаётся не максимальным дистанциям с задержкой дыхания на тренировке, ведущим к развитию охранительного торможения в центральной нервной системе (ЦНС), а сериям из коротких отрезков, постепенно отодвигающих порог впадения ЦНС в тормозное состояние. Так, если Ваш предел-70 метров, то эффективнее плавать серии по 25 и 50 метров, а не пытаться шокировать окружающих своей безудержной волей и нырять на 75 метров.

Выполнение упражнений приводит к расходованию энергетических ресурсов организма, что, в свою очередь, ведет к активизации восстановительных процессов. При достаточном отдыхе они характеризуются фазой сверхвосстановления,сопровождающейся суперкомпенсацией структурно-энергетических ресурсов организма. Если Вы проплыли сегодня 8х25 метров брассом под водой с отдыхом 40 секунд, завтра организм, возможно, ещё не оправится от такого удара, но вот послезавтра он призадумается, а что если забава повторится и на всякий случай подготовится во всеоружии: увеличит количество источников энергии, дефицит которых во время выполнения работы и является биологическим стимулятором генетического аппарата клетки; изменит проницаемость мембран митохондрий и эффективность их функций (некие структуры в клетках, где и происходит таинственное энерговыделение); повысит активность синтезирующих и окислительных ферментов; активизирует синтез нуклеиновых кислот и белков, которые и обеспечивают формирование всех структурных изменений.

Благодаря этой высокой приспособительной изменчивости клеток и происходит адаптация к нагрузке. При этом величина и направленность восстановительных процессов зависит от характера работы и глубины биохимических сдвигов. Таким образом, результат определяется не тренировочной нагрузкой, а реакцией организма на нагрузку.

Для увеличения функциональных возможностей организма тренировка фридайвера должна быть направлена на повышение уровня максимального потребления кислорода, а также способности продолжать работу в условиях накопления максимального кислородного долга. Количество кислорода, которое организм способен утилизировать, определяется:

  • системой вентиляции,
  • уровнем функционирования сердечно-сосудистой системы,
  • системой крови,тканевой утилизацией кислорода.

Показатели максимального кислородного долга зависят от:

  • мощности ферментативных систем,
  • запасов органических веществ,
  • способности к компенсации сдвигов во внутренней среде организма и уровня тканевой адаптации к условиям гипоксии и гиперкапнии (повышенное содержание углекислого газа).

Исходя из этих требований подбираются методы тренировки:

Дистанционное плавание - непрерывное плавание с урежённым дыханием. Направлено на улучшение поступления, транспорт, утилизацию кислорода. Плавание 400, 800 метров кролем-вдох на каждый 5;7 гребок, или брассом - дыхание через 1;2 цикла, или плавание с моноластой - вдох через 3;4 цикла. При чрезмерном усердии, вызванном то ли патриотическими чувствами, то ли из любви к страданиям, после длинной дистанции могут возникать головные боли. По мнению одних исследователей из-за сужения сосудов головного мозга. Другие считают, вследствие расширения их же (не исследователей, а сосудов). Поэтому сначала лучше дистанцию дробить: 4х100м кролем, вдох на 5-й гребок; затем 2х200м, 400м, 2х400м. Не пройдет и 3-х месяцев, как 800м с таким ритмом дыхания покажутся сущей безделицей. Но не будем расслабляться и на чём-то почивать. Нас ждёт серия 6х100м. со вдохом на каждый 7-й гребок, и дальше, как обычно, плавали-знаем. Считать, конечно, нудно, трудно зацепиться за постороннюю мысль (а свою-то и вовсе не найдёшь), зато всегда готов ответ на вопрос друга - о чём Вы думаете? - Яне думаю, я считаю.

Упражнения переменного характера быстро активизируют системы дыхания и кровообращения. После 1-го отрезка образуется умеренный по величине кислородный долг, который ликвидируется во время свободного плавания, аэробные процессы (энергообеспечение с использованием кислорода) успевают развернуться по мощности и 2-й отрезок проходит на фоне интенсивного аэробиоза (нечто противоположное анабиозу). 400м - (25м брассом ныряние + 75м кролем свободно), или 600м с ластами - (25м ныряние + 25 плавание со свободным дыханием). Этот метод незаменим для бассейнов, в которых любят ненавязчиво заботиться о закаливании населения.

Интервальная тренировка - проплывание коротких отрезков с задержкой дыхания и с небольшим интервалом отдыха. Направлена на увеличение функциональных возможностей сердца, а продукты анаэробного распада, образующиеся при работе, служат мощным стимулятором дыхательных процессов. Поэтому в первые 10-30 секунд отдыха потребление кислорода и производительность сердца повышены. Если повторная нагрузка в тот момент, когда эти показатели ещё высоки, то от повторения к повторению растёт потребление кислорода. После достижения предельных величин (как правило, после 4-го отрезка) устанавливается на этом уровне. 8х25м ныряние брассом или с ластами, отдых 10 медленных вдохов-выдохов. Постепенно можно (если осторожно), довести серию до 16х25м, затем снова начать с 8 повторений, но уменьшить отдых до 9 вдохов (медленных!) и опять довести до 16 раз. И так далее, и тому подобное. Здесь важно добиться стабильно комфортного состояния, чтобы душа не страдала, видя, как тело мучается.

Повторное проплывание 50-метровых отрезков с задержкой дыхания в жёстком режиме или с убывающим интервалом отдыха, который определяется динамикой гликолиза (энергообразование протекает в бескислородных условиях, с использованием гликогена мышц). О ней судят по содержанию молочной кислоты в крови, и её максимальное содержание определяется несколько минут спустя после работы, от повторения к повторению время максимума приближается к моменту окончания дистанции. Следовательно, интервал отдыха уменьшается, повторный отрезок проплывается в фазе недовосстановления, на фоне утомления от предыдущего. Происходит повышение устойчивости по отношению к неблагоприятным сдвигам во внутренней среде организма, увеличивается тканевая адаптация к гипоксическим и гиперкапническим состояниям, расширяются психологические границы устойчивости. 2-3 серии 4х50 м ныряние с ластами или брассом, интервал 2мин.; 1.30; 1мин. Отдых между сериями 15-20минут в виде свободного плавания для устранения молочной кислоты и погашения кислородного долга. Это довольно напряжённая работа, которая под силу только двинутым фридайверам.

Разминка. Для того,чтобы организм не испытывал на тренировке недоумения по поводу перекрывания кислорода, большое значение приобретает разминка. Она направлена на функциональное врабатывание, предварительное усиление вегетативных функций и является физиологической настройкой организма. Эффект её связан с изменениями, происходящими в центральной нервной системе - повышается подвижность и возбудимость нервных процессов. Активизируется деятельность сердечно-сосудистой системы, увеличивается кровоток, расширяются капилляры, кровь выходит из депо, в результате кислородная ёмкость крови становится больше. В нервно-мышечной системе усиливаются обменные процессы, увеличивается температура мышц и их эластичность. Разминка включает упражнения кролем, брассом, с ластами и дистанционное плавание с мягким, комфортным урежением дыхания: 300м кролем с чередованием по 50м вдохов на 3-й, 5-й, 7-й, 7-й, 5-й, 3-й гребок; или брассом со вдохом через 1, 2, 3, 3, 2, 1 цикл; или с моноластой со вдохом через 3, 4, 5, 5, 4, 3 цикла.

Следует учитывать фазовость развития спортивной формы, которая служит естественной основой периодизации тренировочного процесса. Отсюда и выбор тренировочных воздействий. Использование в начале сезона повторных методов тренировки без соответствующей базовой подготовки приведёт к разочарованию в себе, а заодно и во всех, а также и во всём, из-за срыва адаптационных механизмов.

Для начинающих фридайверов необходимо помнить, что на начальном этапе адаптации организма к нырянию наиболее существенное значение играет увеличение лёгочных объёмов и вентиляторная функция; на 2-ом - наиболее значимый вклад со стороны сердечно-сосудистой системы; на заключительном - факторы, обеспечивающие высокую способность утилизации кислорода. А это означает, что если Вы решили всерьёз и надолго заниматься фридайвингом, то Ваша блистательная карьера должна начинаться с дистанционного плавания с урежённым дыханием и переменного плавания с короткими задержками дыхания и свободным плаванием. Для продолжения восхождения (цели разные, возьмём самосовершенствование) добавляем интервальный метод тренировки, вариантов которого несть числа. И, наконец, когда Вы достигли расцвета своих физических кондиций, для продолжения цветения можно включать небольшими порциями (чтобы не тошнило) повторный метод тренировки. И тогда увядание отодвинется, конечно, не на неопределённый срок, но всё-таки.

В ходе подготовки выбор направленности и величины нагрузок определяется не столько конечной целью, сколько информацией о динамике текущего состояния. При многократном повторении упражнений Вы сможете тонко чувствовать реакцию организма на предлагаемую работу и обеспечивать точное соответствие нагрузок возможностям организма. Для этого лучше тренироваться часто и понемногу, чем редко, но от души. И тогда происходит трансформация количественных накоплений в качественные изменения органов и функций, увеличиваются показатели производительности, экономичности, надёжности функционирования систем организма.

Всё вышеизложенное адресуется только адекватным фридайверам, понимающим всю полноту ответственности перед семьёй, близкими и дальними родственниками.

в оглавление

logo

Магазин уникальных фонарей, сделанных подводниками для подводников.

Мы создаем оборудование, которое расширяет Ваши возможности!

Контакты

Всегда рады общению с Вами!

Рассылка новостей

Чтобы быть всегда в курсе наших последних новостей, подпишитесь на рассылку